Позитивное намерение: превращайте сопротивление в дружеское взаимодействие

Представьте, что вы пятилетний мальчик, который отмечает дома свой день рождения с четырьмя друзьями приблизительно такого же возраста. Ваша ма­ма подходит к столу и ставит перед вами поднос с пятью пирожными в бумажных розетках. Она считает, что при­несла по пирожному для каждого ребенка. Вы считаете, что раз это ваш день рождения, то все пирожные — для вас (а так как вам сейчас исполняется пять лет, то пять пирожных для вас — это вполне справедливо). Вы подо­двигаете к себе поднос и обхватываете его руками. Вы бдительно следите за тем, чтобы другие дети не посмели прикоснуться к вашим пирожным.

Далее события разворачиваются так. Сидевший ря­дом с вами ребенок начинает плакать. Другой зовет свою маму. Тот, что сидит напротив вас, складывает руки на груди, пристально смотрит на вас и говорит: «Ты больше мне не друг!» Все гости вылезают из-за стола и идут играть.

Подходит мама, и вы чувствуете, что в воздухе повея­ло опасностью. Вы еще крепче хватаетесь за поднос, что­бы защитить свои пирожные.

Мама говорит: «Марк, здесь пирожные для всех де­тей. Как бы ты себя чувствовал, если бы у кого-то было много пирожных, а он не дал тебе ни одного? Ты не хо­чешь поделиться с друзьями?» Если бы вы могли вести мысленную беседу с собой, то, вероятно, сказали бы се­бе: «Нет, я хочу их все. Разве похоже, что я хочу с кем-то поделиться?» Но так как в пятилетнем возрасте у детей еще не развита внутренняя речь и они общаются в основ­ном посредством действий, вы поворачиваетесь спиной к матери и еще крепче прижимаете к себе поднос.

Тогда мама с нарастающим раздражением говорит: «Тебе не нужны пять пирожных! Что ты собираешься с ними делать? В нашем доме все привыкли делиться друг с другом! Ты поступаешь нехорошо. А ну-ка дай каждому гостю по пирожному». Вы наклоняетесь ниже над подносом с пирожными, стараясь заслонить их от посягательства, боясь, что мать может их отнять. Для большей безопасности вы ставите поднос к себе на ко­лени.

Мать кричит: «Дай сюда поднос!» Вы не слушаете ее. (Это то, что она обычно делает, когда хочет, чтобы вы убрались восвояси.) Она раздражается еще больше: «Ты что, хочешь, чтобы твои друзья ушли? Или ты хочешь, чтобы тебя поставили в угол в твой день рождения?» Но вам все равно, куда вас отошлют, если пирожные бу­дут с вами, поэтому вы встаете и выходите из комнаты, крепко держа в руках поднос. Совсем растерявшись, ма­ма бежит вслед за вами и пытается вырвать поднос у вас из рук. Вы же стараетесь удержать его. Во время этой схватки пирожные падают на пол. Видя эту ужасную кар­тину, вы начинаете отчаянно реветь, испытывая одно­временно разочарование, замешательство и досаду. Вы набрасываетесь на маму с кулачками, когда она пытает­ся заставить вас вести себя прилично путем дополни­тельных угроз. В конце концов мама уносит вас. в комна­ту; вы рыдаете.



В этой кутерьме мать испробовала все, чтобы прину­дить Марка поделиться угощением, подсознательно счи­тая, что его побуждения были негативными. Когда вы приписываете другим негативное намерение, вы напа­даете на них каким-нибудь изощренным способом. Вы стараетесь заставить их почувствовать укоры совести, а их выбор представить как своеобразную форму нанесе­ния оскорбления. Фактически вы вызываете у других лю­дей ощущение опасности всякий раз, когда пытаетесь заставить их почувствовать свою неправоту или ответ­ственность за ваше расстройство. И это ощущение опас­ности обычно создает конфликт, когда другой человек занимает оборонительную позицию, а не позицию со­трудничества. Конфликт нарастает, если вы продолжае­те в том же духе, не побуждая другую сторону к дружеско­му взаимодействию. Но когда вы научитесь приписывать другим людям позитивные намерения, вы приобретете мощный навык. Он нужен вам, чтобы преобразовать со­противление в сотрудничество.


1312334146400600.html
1312358915828040.html
    PR.RU™